avatar

Бессарабское чтиво

Сегодня мы поговорим о ближайших перспективах Молдовы.

Тайные агенты

С 17 февраля в Молдове действует Закон « О тестировании профессиональной неподкупности, принятие которого было одним из условий получения безвизового режима с Евросоюзом.

Национальный центр по борьбе с коррупцией уже разослал уведомления тем из молдавских чиновников, которые попадают под его действие. Отныне, государственные служащие должны информировать полицию о попытках подкупа и подарках, которые они получают от посетителей.

А для того чтобы проверить как чиновники на самом деле реагируют на попытки подкупа, будет создана специальная служба из других государственных чиновников – тайных агентов. 

Им будет разрешено провоцировать подконтрольный им контингент на получение взятки, используя поддельные документы и легенды для прикрытия. Правда, только с августа этого года – вероятно сейчас тайных агентов набирают и готовят к будущей работе.

Проверке подлежит широкий круг лиц: чиновники из различных министерств, местных администраций всех уровней, а также судьи, прокуроры и полиция. Контролировать процесс будет парламент республики. Проблема только в том, что предполагаемые тайные агенты будут набираться на работу все теми же молдавскими чиновниками, а эти чиновники уже коррумпированы сверху донизу. И пусть даже этих агентов станут напрямую утверждать депутаты парламента – это тоже ничего не меняет. Как показывает весь опыт молдавского парламентаризма, депутаты ещё более продажны. А значит и найм агентов будет происходить по тем же принципам, по которым сегодня осуществляется прием на государственную службу: исходя из родственных связей, партийной принадлежности и бизнес-интересов. Так что, боюсь, тайная агентура очень быстро превратится в ещё одну полукриминальную армию.

То есть мелкие пакостники, не включенные в систему крупного бандитизма, будут подвергнуты репрессиям и освободят поле для крупных игроков. Насколько это по-вашему приблизит Молдову к Европе?

И не надо думать, что молдавские правоохранители, получившие полномочия тайных агентов,будут чем-то лучше двух бандитов, которых послал Марселас Уоллас из фильма Таррантино. Недавний скандал со страшенской прокуроршей Еленой Няга продемонстировал это во всей красе.

Напомню, что в послужном списке Няги – подозрительные смерти, списанные на несчастные случаи, непонятный, не обоснованный ничем служебный взлет – при  том, что диплом юриста она получила в возрасте 38 лет, уже занимая пост заместителя прокурора сектора Буюкань, вымогательство взяток и множество других незаконных эпизодов. Притом, Няга – типична для молдавской правоохранительной системы. Она вовсе не исключение – она органичная часть этой системы. Будь она другой – система её отторгла бы и карьера Няги не состоялась бы никогда.

Ничем не отличается от Няги её многолетний покровитель – Эдуард Машник, бывший  главный прокурор Стрэшен. Ничем не отличается от них обоих и другой протеже Машника – Ион Тику. Ничем не отличается от всех троих ещё один прокурорский работник, зампрокурора Кишинева Василий Герасименко. За каждым из них – хвост абсолютно коррупционных дел и  непонятно откуда взявшаяся собственность, стоимость которой в десятки раз превышает их легальные доходы.  И ещё одна деталь – система, основанная на круговой поруке коррупционеров, прилагает сейчас отчаянные усилия для спасения каждого из этой четверки. И – девять шансов из десяти – что они уйдут от ответственности, и будут и дальше работать в прокуратуре.

Кстати, Герасименко был награжден президентом Тимофти за безупречную службу.  С такой крышей ему, сами понимаете, нечего бояться.

Как видите, для того, чтобы разглядеть коррупцию в прокуратуре  никаких тайных агентов не требуется. И даже искать её где-то очень далеко не пришлось. Уверяю вас, что во всех без исключения других государственных органах – та же картина.

А теперь угадайте: из кого и по чьей протекции будут рекрутироваться  эти тайные агенты? И какова будет их настоящая, а не прописанная в мертворожденном законе, роль?

Народная любовь

Фракция оппозиционной Партии Коммунистов обратилась к разоблачаемой ей антинародной власти в лице президента Николае Тимофти с просьбой выделить за государственный счет пожизненную охрану для своего лидера Владимира Воронина. Точнее, не самого Воронина, а его резиденции в селе Цыганка. А ещё точнее – не выделить, а продлить охрану воронинской дачки в Цыганке силами спецподразделения Фулжер, которое её и охраняет уже много лет. Охраняет, заметьте, независимо от того, пребывает Воронин во власти или в оппозиции

Тревоги Воронина обострились в связи с печальным концом другого сановного гнездышка – дачи Януковича в Межигорье.

К тому же охотничьи забавы Воронина давно уже вызывают раздражение у местных жителей. Их сельхозугодьям наносят ущерб кабаны, которых разводят в Цыганке для охоты. Ущерб ощутимый, ежегодная цифра зашкаливает за миллион леев. Когда ПКРМ была у власти, ущерб компенсировался из бюджета – а сегодня – опять же, из бюджета – оплачивается охрана кабанов и их хозяина, от разъяренных крестьян.

Конфликт вокруг Цыганки назрел очень острый, так что у Воронина есть основания опасаться, что жители окрестных сел однажды возьмут штурмом его резиденцию. И Воронин решил защититься спецвойсками от народной любви.

Как видите противостояние оппозиции и власти в Молдове очень условно. Более того – его вообще нет, этого противостояния. Оно выдумано, от начала и до конца,  это не более чем пиар-ход. Противостояние в Молдове носит совершенно иной характер – это противостояние номенклатурной верхушки целиком выросшей из советской КПСС – с одной стороны, и народа – с другой. И когда мы понимаем это, то все становится очень просто и логично. Бывший коммунистический функционер Тимофти защищает нынешнего коммунистического функционера Воронина от народного гнева. И вот со всем этим, с функционерами из КПСС и спецвойсками на чиновничьих дачах, мы пытаемся войти в Европу?

И чем же в итоге обернется такое вхождение? Коррупционной оккупацией Европы или созданием криминальной молдавской гвардии  для европейского чиновничества, мечтающего о территории, свободной от гражданского контроля? Ничем иным присоединение к ЕС страны, чье общество просто не готово  к гражданской сплоченности и к ответственности стать не может!

Судьба жирафа Мариуса

Разумеется, нынешние молдавские элиты, весь список молдавских политиков, в том числе и тех, кто сегодня выступает за сближение с ЕС, по мере реализации это сближения будет заменен.  Однако вот вопрос: на кого?

В отношениях народа и чиновников в современной Западной Европе и в Молдове есть одно тонкое отличие. В Молдове чиновничество – коррумпированное и вороватое – это, по сути, плоть от плоти народа. В том смысле что абсолютное большинство граждан, пробившись на их место, будет вести себя точно так же – и, сознавая это, пусть даже не вслух, а только в глубине души, едва ли способны на совместные действия против коррупционеров. Они не видят в них какой-то отдельной от себя силы.

Они им социально близки.  Коррупция в Молдове существует в рамках определенного общественного договора, молчаливого признания того, что, мол, все такие, что все воруют, все берут взятки, и это неизбежно. Максимум, что может совместно потребовать все общество в такой ситуации, это не зарываться,  брать по чину. Такая близость народа к чиновникам дает последним возможность действовать относительно грубо и открыто.

В Европе, конечно, тоже есть коррупция. Но там коррупционерам приходится работать в иных условиях. Европейское общество смотрит на чиновников как на свою прислугу – без малейшего негативного смысла, но вполне рационально. Прислуга должна получать достойную плату, она должна быть ограждена от хамства нанимателей – но она не должна у нанимателей воровать. И общество – европейское общество – обладающее этим ценностным блоком, заранее и изначально сплочено против чиновных коррупционеров. Никто не представляет себя на месте вороватой прислуги – это недостойно. Хотя бесспорно, многие готовы пойти на государственную службу. То есть наняться в слуги народа на устраивающих их условиях.

Вот эта тонкая, неуловимая моральная разница как раз и создает тот барьер, который отделяет наше общество от европейского, отчего европейские рецепты в нем работают плохо. Но, с другой стороны, та коррупционная составляющая, которая все-таки выживает в таких условиях в Европе – эта составляющая невероятно хитра и изощрена по сравнению с молдавской.

Что произойдет, если европейскую коррупцию привить на молдавское общество, которое от коррупции заведомо не защищено? У которого нет против неё европейского морального иммунитета?

Произойдет ровно то же самое, что произошло, когда американским индейцам подарили одеяла, которыми до этого пользовались больные оспой, а оспы в Америке не знали. Ну, вот не было её там. Мы получим коррупционный пожар, с которым наше общество в его нынешнем состоянии будет вообще не в состоянии бороться.

Понимают ли европейцы – точнее, европейские чиновники, во что это выльется?

Уверяю вас – понимают. Для европейских чиновников – которые, как и молдавские, тоже считают себя замкнутой высшей кастой – но которые ни в коем случае не считают молдавских провинциалов себе ровней, хотя и завидуют тем благодатным условиям, в которых эти провинциалы могут обогащаться, так вот, для европейских чиновников, страны Ассоциации с ЕС – это новый фронтир, территория беззакония и невероятных, не ограниченных законом возможностей.

Они с радостью кинутся в серую зону Молдовы, ассоциированной  в ЕС,  где нет опостылевшего им общественного контроля. А с другой – они гораздо более изощрены и труднее уловимы, поскольку воспитаны в условиях более жестких, чем молдавские элиты. Иными словами, вместо нынешних примитивных хищников мы получим новую генерацию. Эти новые хищники будут хитрее, изощреннее и аморальнее, будут более сплочены, и, к тому же, крышуемы из Европы. А что будет со старыми? А старых спишут. Жираф Мариус тоже рассчитывал на долгую счастливую жизнь в цивилизованной Европе – но его подвело происхождение, и Мариуса скормили европейским львам.

Но нам с вами будет мало радости от того, если, следом за Мариусом, каким-нибудь символическим  львам скормят кого-то из нынешних лидеров молдавского парламента. Вот, к примеру, Мариана Лупу, продукт близкородственного политического скрещивания между ПКРМ и ДПМ,  уж простите за невольную ассоциацию с этой жирафьей историей. Потому что нас с вами новые хищники тоже будут жрать, и будут жрать ещё почище, чем старые. Потому что нет, и не может быть никакой Европы без гражданского общества. Гражданское общество это и есть та Европа, в которую мы  стремимся – Европа законности и социальных гарантий. Но её никакими договорами в Молдову не выпишешь, её нужно терпеливо растить. Ввезти же из-за границы можно моды, технологии, и даже новых коррупционеров, взамен наших старых,  но никак не гражданскую традицию.

Эпилог: Ворон де Морт не может умереть

Вся политическая верхушка Молдовы вышла из Советского Союза. Все эти «европейцы» и «демократы» – на словах – всё это перекрашенные партийные функционеры. Вот эти типажи.

Понимают ли это европейские чиновники, ассоциирующие в Европу Молдову в её нынешнем виде? Молдову, не изжившую и не прервавшую советской номенклатурной традиции, и не могущую её изжить в обозримом будущем? Понимают. И действуют вполне сознательно. Потому что существуют две Европы: Европа чиновников и Европа граждан. И то, что мы видим – и к чему стремимся – это результат равновесия достигнутого в борьбе граждан против всевластья чиновников и за контроль над ними. А у нас этого равновесия не будет. За неимением граждан, сплоченных в гражданское общество. И европейских чиновников это устраивает. У них тут свой интерес:  они хотят несколько сместить ситуацию в свою пользу, хотят получить больше полномочий, и, по возможности, урезать полномочия гражданского общества.

Что можно этому противопоставить?

Только одно – гражданское объединение. Объединение вокруг простых и понятных вещей. Не надо сразу решать глобальные проблемы, давайте займемся проблемами на уровне местного самоуправления.

Села. Района. Давайте вот на том уровне, где все знают друг друга лично, научимся объединяться и находить достойных. И найдя их, выдвинув их вперед – не предавать, не бросать их бороться в одиночку – а поддерживать в борьбе за новое общество. За ту Европу, о которой мы мечтаем, и которую нельзя импортировать, а можно только построить, и, прежде всего, в самую первую очередь – внутри себя.

А когда очередная новая-старая власть начинает с обещаний на ровном месте побороть коррупцию, это означает только то, что старых доходов от коррупции ей уже не хватает, и система коррупционного обложения нуждается в модернизации. И после таких заявлений взятки, как правило, только возрастают.

Не надо кричать о борьбе с коррупцией, ибо она следствие, а не причина. Бороться надо с причиной: с  прогнившей насквозь полуфеодальной системой.  Скороспелая ассоциация Молдовы с ЕС не только не устраняет эту систему, но и грозит обернуться последствиями, прямо противоположными тем, которые мы ожидаем.

Cсылка видеоблогаhttp://www.youtube.com/watch?v=iPkherTV2EQ

Răspândește știrea!

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green