b8cc8309c1c9871d1dedfdc6bfc09

БЛОГ: Смена аргументов: от малых шагов к болезненным пинкам

Привычная ложь “Первого приднестровского”

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая 15 августа на Всероссийском молодежном форуме «Территория смыслов», на вопрос студентки из Приднестровьяо том, может ли ПМР в будущем войти в состав России ответил, что «Российская Федерация не признавала Приднестровье и продолжает считать его составной частью Республики Молдова, пусть и на определенных условиях».

В этом заявлении Сергея Лаврова, не прозвучало ничего нового. Он, как министр иностранных дел РФ,  в очередной – и далеко не в первый раз просто озвучил официальную позицию России по поводу урегулирования приднестровского конфликта, которую повторяют все российские чиновники, отвечая на подобные вопросы.

В силу этого факта заявление Лаврова, возможно, так и осталось бы незамеченным если бы в ответ на него не последовала бурная реакция из Приднестровья. Всё началось с того что приднестровские СМИ, освещавшие молодёжный форум, решили подшаманить видео с выступлением Лаврова, вырезав из него вопрос о судьбе ПМР и неприятный для тираспольских властей ответ.  Из всего выступления Лаврова «Первый Приднестровский» телеканал, выбрал лишь его высказывание о работе формата «5+2», да и то, вырвав его из контекста и сократив десятиминутное выступление до 30 секунд.

Позднее, «президент ПМР» Вадим Красносельский, комментируя искажение фактов приднестровским государственным телеканалом, заявил, что «у журналистов свои методы», и, вообще, он не видел данного материала. Что ж, это стандартный ответ, который приднестровские чиновники дают каждый раз кода СМИ непризнанного региона ловят на лжи.

Так что же все-таки сказал Лавров?

«Россия — участница переговорного процесса в формате «5+2», который призван урегулировать этот конфликт на основе принципов, согласованных много лет назад. Эти принципы — особый статус в составе Республики Молдова, при условии, что Молдова сохранит свой суверенитет, то есть не будет поглощена как государство, и останется нейтральной, то есть не будет вступать в военно-политические блоки», — сказал Лавров, добавив, что  «на основе этих принципов, в начале 2000-х был готов к подписанию так называемый «меморандум Козака», который тогда парафировали и Тирасполь, и Кишинев. Но в последний момент, буквально за несколько часов до церемонии подписания, из Брюсселя, наши коллеги по Евросоюзу, запретили тогдашнему президенту Молдовы Владимиру Воронину подписывать этот документ. По одной простой причине — потому, что это стало бы дипломатическим успехом России».

«По мнению России, особый статус Приднестровья в рамках суверенной нейтральной Молдовы, является оптимальным решением этого конфликта. И на основе этого принципа работает механизм «5+2». Этот механизм время от времени используется, потом наступает пауза, потом начинаются споры, вести ли разговоры в рамках этого механизма о политическом решении – о статусе Приднестровья, или начать с малых шагов — с восстановления сообщения, автономеров, ремонта мостов. Но мы считаем, что надо двигаться параллельно. И прицел должен оставаться неизменным [на закрепление этого статуса - в составе Молдовы, - прим.  авт.] — это позиция РФ, и ею Россия руководствуется и в контактах с друзьями из Тирасполя и с молдавским правительством», — заключил Лавров.

Почему приднестровский государственный телеканал решил обрезать выступление главы российского МИД понятно: работники «Первого Приднестровского» люди пожизненно-подневольные. Дай они выступление Сергея Лаврова, полностью противоречащее тому, о чём при каждой возможности заявляет верхушка региона – они в лучшем случае лишились бы работы. А, скорее всего – и свободы, поскольку политических посадок в ПМР никто не отменял, и, более того, в последнее время они вновь входят в большую моду, как когда-то уже вошли в моду при Евгении Шевчуке.

Такая острая, мгновенно вышедшая за рамки уже всяких приличий, реакция приднестровских властей на ничем, в принципе, не примечательное заявление Лаврова очень показательна на фоне происходящих в Молдове событий. Уже в начале октября пройдут очередные переговоры в формате «5+2». При этом, позиция Приднестровья на них вырисовывается крайне невыгодной, поскольку сорвать переговоры по привычной схеме уже не получится. Нет, конечно, попытки сорвать переговоры, или, как минимум, перевести обсуждение с темы контрабанды на что-то относительно безобидное – номера, связь, взаимное выполнение ранее достигнутых договорённостей обязательно будут. Но, как уже неоднократно заявляли и премьер-министр Майя Санду, и президент Игорь Додон, борьба с контрабандой и другими серыми схемами проворачиваемыми в регионе, будет приоритетной. Также, в ходе переговоров будет поднят вопрос о ликвидации Приднестровьем своих контрольно-пропускных пунктов, препятствующих свободному перемещению граждан.

“Из Приднестровья люди приезжают безо всяких проблем. У нас нет никаких КПП, где проверяются паспорта. Ждем этого и от приднестровской стороны”, – заявил Игорь Додон.

Вопрос этот достаточно актуален, как для жителей Приднестровья и приграничных с ним районов, которые перемещаясь внутри страны, вынуждены тратить время на организованной Приднестровьем «границе», так и для молдавских чиновников и силовиков, которых через эту «границу» не пускают.

На том чтобы приднестровская сторона отменила ограничения на въезд в Приднестровье для всех граждан Молдовы настаивает и премьер-министр Майя Санду заявлявшая ранее, что «несмотря на то, что, жителям Левобережья обеспечили свободу передвижения, некоторые категории граждан Молдовы, в том числе официальные лица и чиновники, не имеют права свободно путешествовать на левый берег Днестра».

Так что, хотя внутри правящей коалиции, и есть некоторые разногласия по деталям урегулирования приднестровского конфликта, они касаются скорее технических вопросов, таких как вывод российских миротворцев из региона, а также того, в каком статусе Приднестровье должно быть возвращено в Молдову. Но, по ключевым вопросам, позиция правительства Молдовы едина, и при этом абсолютно не противоречит позиции России.

Игорь Додон не исключает, что уже в 2020 году возможно будет прейти переговорам по окончательному политическому урегулированию приднестровской проблемы. Об этом он заявил 16 августа, комментируя предстоящие переговоры. Конечно это оптимистичное заявление, поскольку власти в Приднестровье, плотно сидящие на незаконных видах бизнеса, реализуемых благодаря непризнанности  ПМР, будут сопротивляться до последнего, о чем прямым текстом и сообщил «президент ПМР» Вадим Красносельский комментируя заявление Додона.

По словам Красносельского, Тирасполь вообще не намерен обсуждать требование Кишинева снять КПП на границе с Молдовой. Красносельский отверг и возможность обсуждения статуса Приднестровья в 2020 году, привычно сославшись на референдум 2006 года.

«Приднестровье руководствуется референдумом от 2006 года, на котором более 90% местных жителей проголосовали за независимость от Молдавии с перспективой дальнейшей интеграции с Россией. Наша позиция не меняется. И зависит она от воли народа Приднестровья. Если когда-нибудь потребуется уточнить позицию, мы проведем референдум», – заявил Красносельский.

Комментируя заявление Сергея Лаврова Красносельский был краток, заявив, что «глава МИД РФ сказал то, что говорил и раньше», и тут же поспешив заверить слушателей, что «отношения с Москвой у Приднестровья такие же, как и прежде, ничего не изменилось».

Возможно, Красносельский, и не соврал в том, что отношения между ПМР и Россией остались такими же, как и прежде – в том плане, что Россия, как и прежде будет оказывать гуманитарную помощь региону, и, в рамках формата «5+2», подталкивать стороны к диалогу. Вот только после создания коалиции ПСРМ-АCUM, и ухода от геополитических разногласий, отношения улучшились не только между Молдовой и Россией, но и между Россией и Западом, по крайней мере на молдавском направлении. А успешное урегулирование приднестровского конфликта, может послужить толчком для улучшения отношений между РФ и Западом в целом.

К тому же, сейчас, впервые с момента срыва подписания «меморандума Козака», позиция России по приднестровскому вопросу совпадает с позицией Молдовы, и вполне устраивает всех участников переговорного процесса – за исключением, конечно Приднестровья. Молдова готова к мирному урегулированию, и к переговорам по статусу Приднестровья. А правящую коалицию, ориентированную на одновременное сотрудничество и с Россией и с ЕС вполне устраивает статус «нейтральной» страны, включая  отказ от вступления в НАТО, перспектив на вступление в которое у Молдовы и так нет, поскольку в НАТО не принимают страны с неурегулированными конфликтами.  Приднестровью без особых проблем даже предоставят чисто номинальное право на самоопределение “в случае потери Молдовой государственного суверенитета”.  Номинальное, потому, что ни о какой потере суверенитета Молдовой речи давно уже нет. Идея объединения Молдовы с Румынией себя изжила, она не пользуется популярностью ни в Молдове, ни в Румынии. К слову, идея «объединения с Румынией», чем-то напоминает идею Приднестровья «о независимости с последующей интеграцией в Россию» -тем, что в обоих случаях слабо учитывает мнение страны с которой планируется объединение.

О чем говорит реакция Тирасполя?

Заявление Красносельского, который, по сути представляет интересы холдинга «Шериф», а вовсе не населения региона, говорит о том что переговоры будут всячески саботироваться  приднестровской стороной, что, как уже было сказано, было вполне предсказуемо.

Вот только никаких аргументов, помимо устаревшего “референдума 2006 года”, нарисованного на колене в приднестровском ЦИК, у Приднестровья нет, да и союзников в Кишинёве у Тирасполя уже не осталось. Плахотнюк сбежал, а ДПМ, как быстро выяснилось, без него недееспособна, так что наигранно обострить конфликт, приняв какой-нибудь антироссийский закон сейчас просто некому. Обвинить Молдову в очередной «блокаде», и попытаться убедить Россию в том, что Приднестровье – это «форпост» и «осажденная крепость» тоже нереально. Игорю Додону в России доверяют гораздо больше чем Красносельскому.

По сути, успешное урегулирование приднестровского конфликта зависит сейчас от настойчивости Молдовы, от её готовности привлечь международных партнёров к урегулированию конфликта и от последовательного выдерживания нынешнего курса на уход от любых геополитических противостояний и развитие сотрудничества в равной мере и с Западом, и с Россией, и с соседней Украиной, под общим лозунгом “никаких конфронтаций, Молдова – территория мира и нейтралитета”.  Следуя в фарватере такой политики и ясно обозначая тот факт, что возмутителем спокойствия и источником напряженности в регионе являются именно власти Тирасполя, можно найти массу возможностей для убедительного воздействия на ПМР, начиная от закрытия границы, и совместной с Украиной борьбы с контрабандой и заканчивая объявлением всей верхушки региона в международный розыск. Впрочем, это крайние меры. На которые не нужно будет идти, если Приднестровье мирно согласится вернуться в состав Молдовы – со всеми возможными гарантиями и правами, учитывающими особенности этого региона.

К слову, 24 августа в Молдову с неофициальным визитом прибудет министр обороны РФ Сергей Шойгу, которого Игорь Додон пригласил для участия в мероприятиях по случаю 75-й годовщины освобождения Молдовы от фашистской оккупации. Но, согласитесь, маловероятно, чтобы министр обороны РФ ограничил свой визит только этим. Скорее всего, Сергей Шойгу прибудет для проведения переговоров – неофициальных, в соответствии со статусом визита, но от этого не менее важных. Наверняка на них будет обсуждаться и тема Приднестровья.

Посетит ли Сергей Шойгу еще и Приднестровье поручиться нельзя – программа неофициального визита не связана протоколом, не публикуется заранее  и допускает большую гибкость.  Но, поскольку  с командованием российской ОГРВ министр обороны РФ должен встретиться практически наверняка, а проводить такую встречу в Кишиневе, не видя личный состав и состояние дел на месте, было бы странно, то визит в Бендеры, где находится штаб ОГРВ, а, также, скорее всего, еще и в Колбасную, можно считать делом решенным.  Но, если так, то Сергей Шойгу наверняка побывает и  в Тирасполе, и встретится с Вадимом Красносельским.  А, встретившись, вновь озвучит ему позицию России:  причины для конфликта на Днестре исчерпаны. Хватит жить в ожидании новой вспышки конфликта. Пора возвращаться в Молдову, к нормальной и мирной жизни.

БЛОГ Николая Андреева

Точка зрения, выраженная в этой статье, отражает мнение автора и не обязательно совпадает с точкой зрения новостного портала BASARABIA.MD

Răspândește știrea!

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green