unknown

БЛОГ: В Молдове началась чистка судебной системы и прокуратуры

Министерство юстиции опубликовало 28 августа проект реформы системы юстиции – пока для общественного обсуждения.  Среди прочего, в проект заложена частичная переаттестация судей и прокуроров, и включение в состав Высших советов магистратуры и прокуратуры дополнительных представителей правительства.

Что предполагает реформа

Число судей Высшей судебной палаты (ВСП) предполагается уменьшить почти вдвое: с 33 до 17. Заместителей председателя ВСП будет назначать не президент, а парламент. Председателя, как и сейчас, будет назначать президент.

Все нынешние члены ВСП пройдут переаттестацию, которой, по словам министра юстиции Олеси Стамати, займется комиссия из 20 человек: по два представителя от Высшего совета магистратуры (ВСМ), ВСП, парламента, правительства и президента, которые не могут быть членами партий или чиновниками; четырех человек выберет национальная платформа “Форума гражданского общества Восточного партнерства”, ещё шесть мест в комиссии предусмотрены для европейских специалистов – бывших судей и прокуроров из стран ЕС, выбранных по предложениям международных организаций, и партнеров по развитию.

Оценивать судей будут по трем главным критериям: неподкупность, профессиональная деятельность за последние 10 лет и личные качества, важные для судейской работы. Аттестацию пройдут те, за кого проголосуют не менее двух третей членов оценочной комиссии.  Если судья ВСП откажется от прохождения аттестации, у него будет право подать в отставку. Если судья не пройдет аттестацию, он сможет обжаловать это решение. Не прошедшим аттестацию судьям предложат работать в нижестоящих судебных инстанциях. Если после завершения процесса аттестации судей ВСП в ней останутся вакантные места, комиссия организует конкурс.

Кроме того, согласно законопроекту, существенно сократится перечень оснований для обжалования судебных решений в ВСП в кассационном порядке. Высшая судебная палата, за редкими исключениями, не будет рассматривать обстоятельства дела, а только проверять качество решений нижестоящих судов.

Законопроект также предусматривает упразднение профильных коллегий ВСП (уголовных и гражданских). Все судьи ВСП будут рассматривать и уголовные, и гражданские дела.

В уголовном, гражданском и административном производстве появится новый инструмент — «обращение в интересах закона». Согласно этой процедуре, генпрокурор, глава ВСП или председатель Союза адвокатов смогут попросить ВСП унифицировать судебную практику, если по похожим делам суды выносили разные решения.

Переаттестацию также должны будут пройти председатели Апелляционных палат (АП) и их замы, председатели судов первой инстанции, и городских судов Кишинева, Бельц, Комрата и Кагула.

Результаты аттестации будут переданы в Национальную комиссию по неподкупности и судебную инспекцию. Тем не менее, законопроект не предусматривает переаттестацию всего судейского корпуса.

Прокуроры, как и судьи, тоже должны будут пройти переаттестацию, и тоже не все. Аттестовать будут глав подразделений Генпрокуратуры, Прокуратуры по особым делам, окружных и территориальных прокуратур. В прокуратурах Кишинева, Бельц, Комрата и Прокуратуре по особым делам аттестацию пройдут также заместители руководителей. И только в Антикоррупционной прокуратуре аттестацию должны будут пройти все прокуроры.

То, что аттестация затронет только руководство, уже вызвало негативные оценки со стороны ряда экспертов. Так, директор Центра политики и реформ Штефан Глигор заявил, что проект реформы — лишь частичное наступление на систему, которое не даст желаемых результатов. «Первый уровень коррупции — суды первой инстанции, второй — Апелляционные палаты. Если реформировать только ВСП и сократить ее компетенцию, можно создать огромный пласт беззакония. Сейчас люди, которые из-за взяток и политического давления проигрывают дела на уровне Апелляционных палат, надеются добиться правды в ВСП. Конечно, ВСП тоже весьма коррумпированный орган, серьезные люди купят себе решение и там. Но все-таки туда труднее добраться, для людей это какая-никакая надежда», — считает Глигор.

Безусловно, с учётом масштабов коррупции во всей судебной системе Молдовы, прохождение аттестации только судьями высших инстанций, а также предоставление возможности не прошедшим аттестацию судьям, занимать должности в низших инстанциях кажется полумерой – которой оно и будет, если реформа юстиции будет проведена в один этап.

Но, если Минюст будет реформирован в несколько этапов, и предстоящая реформа —только первый из них, направленный на очистку руководства, а, после того, как эта очистка будет завершена, аттестация станет обязательной для всех судей и прокуроров, и если на законодательном уровне будет предусмотрено пожизненное лишение права занимать любые госдолжности для уличенных в коррупции судей и прокуроров, то такая реформа вполне может иметь успех.

С другой стороны, глава Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча считает проект реформы излишне амбициозным. «Аттестация всех судей ВСП, всех прокуроров Антикоррупционной прокуратуры, а также руководства судов и прокуратур… Это около 150 человек или 12% всех прокуроров и судей в Молдове. Не думал, что будет так много. Есть риск, что комиссия захлебнется», — отметил Грибинча.

Основываясь на данных Грибинчи несложно посчитать, что судебная система и прокуратура в Молдове немногочисленны, и насчитывают в целом всего около 1250 человек. Тем не менее, с учётом того что усилиями прошлых властей суды и прокуратура превратились, по сути, в закрытую касту, в которую не имея связей попасть практически невозможно, проблема кадров там стоит крайне остро. Об этой проблеме не раз заявляли и премьер-министр Майя Санду, и президент Игорь Додон.

Кроме того, по мнению Грибинчи, законопроект может встретить сопротивление на стадии принятия.

«Можно предположить, что многие из системы не пройдут аттестацию. А это, как правило, люди, у которых до сих пор были очень хорошие связи с политиками, и которые решали свои вопросы «по-молдавски»», — отметил Грибинча, подчеркнув, что «проект потребует твердой политической воли властей».

Помимо проведения аттестации, реформа предполагает и расширение ВСМ с 12 до 15 человек. Как и прежде, парламент будет назначать в ВСМ трех человек, из числа преподавателей права, а шесть членов ВСМ выберут из числа судей на их общем собрании. Председатель ВСП, министр юстиции и Генпрокурор, как и сейчас, будут входить в ВСМ по должности. Нововведением станет назначение еще двух членов ВСМ правительством и одного президентом.

Состав Высшего совета прокуроров по аналогии с Высшим советом магистратуры планируется увеличить с 12 до 15. Кроме генпрокурора, прокурора Гагаузии, председателя Высшего совета магистратуры и министра юстиции в Совет будут входить председатель Союза адвокатов. По одному члену в состав ВСП назначат правительство и Минюст.

Также реформа предполагает, изменение процедуры назначения Генпрокурора. Первоначальный отбор кандидатов на эту должность будет проводить комиссия Минюста, передавая затем их досье Высшему совету прокуроров. Совет выберет из числа отобранных претендентов одного, и предложит его на утверждение президенту.

Изменится и компетенция Антикоррупционной прокуратуры. Она будет расследовать коррупционные преступления, только если их совершили лица, занимающие ответственные государственные должности, в частности, мэры и вице-мэры, местные советники муниципиев Кишинев, Бельцы, Кагула и Комрата, офицеры по уголовному преследованию или чиновники. Антикоррупционная прокуратура будет также расследовать любые коррупционные преступления, если сумма ущерба превышает 50 тыс. условных единиц (250 тыс. леев).

Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам, сменит название, и будет называться Прокуратура по особым делам. К ее нынешней компетенции добавят преступления по статьям «Отмывание денег» и «Финансирование терроризма».

Законопроект, по замыслу авторов, должен вступить в силу 1 января 2020 года. К этому времени должны завершиться все переаттестации и доукомплектование Высшего совета магистратуры и Высшего совета прокуроров.

Такая реформа системы юстиции направлена, в первую очередь, на то, чтобы прервать круговую поруку, которая образовалась в судебной системе, из-за кумовства и беспрецедентной всеобщей  коррумпированности.

На данный момент даже пойманный за руку на получении взятки судья любой инстанции может рассчитывать не только на то, что решением ВСП или АП его полностью оправдают, но и на восстановление в должности, и компенсацию по зарплате за весь период отстранения. За примером далеко ходить не надо: так, 5 июня этого года ВСП обязала государство выплатить Георге Попе, первому судье, задержанному за взятку в ходе реформы юстиции, 750 тыс. леев как компенсацию ущерба и задолженность по зарплате.

Напомню, Георге Попу задержали в 2013 году по подозрению в коррупции —он взял $200 за то, чтобы закрыть дело. Судью сняли с должности и приговорили к семи годам тюремного заключения. Но судейская рука судейскую руку моет: АП Кишинева и все вышестоящие инстанции признали Попу невиновным. В июле 2017 года коррупционера восстановили в должности судьи. После этого он подал в суд на министерство финансов, министерство юстиции и Генеральную прокуратуру за то, что его несправедливо обвинили в коррупции, и задержали, нанеся «душевные травмы».

Ещё два подобных случая произошли в начале августа, когда ВСП и АП оправдали двух судей, которых в 2013 и 2014 году обвинили в коррупции. По делу Иона Казаку решение приняла ВСП, а по делу Дорина Коваля —АП. В обоих случаях судейские коллегии пришли к выводу, что «правоохранители спровоцировали судей совершить преступление».

Напомню, судью из Глодянского района Иона Казаку задержали 16 апреля 2014 года сотрудники Наццентра борьбы с коррупцией (НЦБК). Перед этим прокурор Ливиу Велишко передал ему 10 тыс. леев от подсудимого, дело которого рассматривал Казак. По словам прокурора, Казаку обещал оправдать подсудимого.

Судью из Каушанского района Дорина Коваля в 2013 обвинили в том, что он получил от таксиста 300 л солярки, 100 л бензина общей стоимостью 6,4 тыс. леев и 500 леев наличными. В обмен на это судья обещал закрыть гражданское дело против таксиста. В июле 2019 года АП оправдала Коваля. Судейская коллегия также пришла к выводу, что Коваля спровоцировали: судьи указали, что сотрудники НЦБК запросили его персональные данные за месяц до получения жалобы на него.

Но как может судья которого так легко спровоцировать на получение взятки заниматься судейской деятельностью? И даже если его спровоцировали, разве это отменяет факт получения взятки? Не может и не отменяет!

Именно для того чтобы подобные случаи не повторялись и необходимо провести аттестацию, а также ввести в ВСП и ВСМ представителей правительства и президента. Как говорится, рыба гниёт с головы, и отсечение этой головы может приостановить процесс гниения. К слову, именно это мы видели на примере прокуратуры, по сути бездействовавшей полтора месяца, до смены Генпрокурора. А после отставки Эдуарда Харунжена, и вступления в должность и.о Генпрокурора Думитру Робу, начались проверки, обыски, стали открываться уголовные дела, – одним словом, Генпрокуратура начала выполнять свои прямые обязанности.

Именно поэтому только после очистки руководства судебной системы и прокуратуры можно будет переходить к дальнейшему реформированию всей системы юстиции. К примеру, в сфере борьбы с коррупцией можно активно использовать опыт ЕС и США:  в случае если возникают сомнения в честности судьи, или другого должностного лица, в законе должна быть прописана процедура выражения недоверия, после которой чиновник должен пройти проверку на полиграфе.  А замеченный в коррупции чиновник должен получать пожизненный запрет занимать любые госдолжности, и при этом лишаться всех социальных привилегий, таких, например, как судейская пенсия.

БЛОГ Николая Андреева

Точка зрения, выраженная в этой статье, отражает мнение автора и не обязательно совпадает с точкой зрения новостного портала BASARABIA.MD

Răspândește știrea!

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green