55938f1409d60_1394786547_bpicturepicture22260_49768_0

БЛОГ:Так кто же разделяет Молдову – и кто в силах ее объединить? Продолжение

Как приднестровский ММЗ  снова стал молдавским

Премьер-министр Молдовы Павел Филип, который не является самостоятельным игроком, а является креатурой все того же Плахотнюка, помог выйти из-под санкций Украины Молдавскому металлургическому заводу (ММЗ), входящему в топ-3 крупнейших приднестровских налогоплательщиков. Так, по доступным данным за первые 9 месяцев 2018 года, ММЗ уплатив в приднестровский бюджет $7, 1 млн. налогов. При этом, ММЗ – второй по значимости поставщик валюты в ПМР,  до 80% которой скупает Агропромбанк, входящий в холдинг “Шериф”.

Санкции против ММЗ – запрет на поставку металлического лома – были введены 14 мая 2018 года, указом президента Украины Петра Порошенко.

В начале марта этого года Павел Филип отправил письмо Порошенко с просьбой снять санкции с ММЗ в связи с “критической ситуацией, сложившейся на АО ММЗ из г. Рыбница, самом крупном производителе металла в Республике Молдова“.  При этом Филипп попросил не только исключить рыбницкий завод из списка подсанкционных объектов, но и уменьшить экспортные пошлины на лом, назвав их “административным барьером для доступа на рынок”, и приостановить антидемпинговое расследование против ММЗ как необоснованное.  И Украина выполнила просьбу Филипа с рекордной скоростью: уже 19 марта Порошенко подписал необходимый указ!

При этом, санкции против ММЗ были отменены через два дня после встречи Вадима Красносельского с послом США в Молдове, в ходе которой Дерек Хоган уверил главу Приднестровья, что Соединённые Штаты являются “заинтересованным партнёром” в формате переговоров по урегулированию “5+2″. И, очень похоже на то, что в качестве жеста доброй воли Хоган и посодействовал отмене санкций. Вы еще удивлены тому, что пророссийский Игорь Додон решительно не находит общего языка с пророссийским (вроде бы) Вадимом Красносельским, супруга которого, к слову, запаслась паспортом Румынии, что очень удобно для поездок в ЕС.

Но вернемся к контрабанде. Завозить в Приднестровье удобно не только из Молдовы но и из Украины. И вообще, оно просто просится на роль серой транзитной зоны между двумя признанными странами, устремленными в Европу и немного утомленными от непривычных требований жить по закону.  А в серой зоне, где не действуют никакие международные законы и обязательство,  от этих непомерных требований как раз и можно перевести дух, переклеить на товары другие этикетки и акцизные марки, которые можно тут же рядом и напечатать , выписать новые накладные – и вернуться обновленным,  в рамки закона.  Вот именно так, в треугольнике между Владимиром Плахотнюком, Петром Порошенко и Госдепом США Приднестровье и работает.  Плюс рынок сбыта украинских товаров, а через ПМР часть из них уходит и на Молдову, поскольку линия разделения, которая не-граница практически прозрачна и молдавские таможенные посты не объедет только ленивый. И точно, с 2014 по первую половину 2017 года фирма “Рошен”, принадлежащая Порошенко, вполне официально наторговала с ООО “Шериф” на сумму около $3 млн. Иными словами, продолговатое Приднестровье лежащее между Молдовой и Украиной, это тот самый метр границы, который  так выгодно взять в аренду, и нейтральная полоса на которой растут необычайной красоты цветы,  с бело-зеленого цвета лепестками, украшенными портретом президента США  Франклина.

Совершенно естественно, что Владимир Плахотнюк имеет свою долю от этого цветника – ведь не просто так Павел Филип пришел на помощь ММЗ, назвав его молдавским предприятием. Но если Приднестровье, пусть и на самых пророссийских, или каких угодно еще условиях вернется в состав Молдовы, то эта замечательная нейтральная полоса исчезнет без следа. Останется скучная линия границы, на которой, конечно, тоже можно проворачивать разные интересные вещи, но это уже далеко не то.

Таким образом, и у Плахотнюка, и у Гушана, и у украинских олигархов – притом, у любой олигархической команды, пришедшей к власти, не только у порошенковской, есть общая цель: сохранить Приднестровье в существующем виде. Им не надо ничего менять, поскольку именно в силу своей непризнанности Приднестровье, является очень выгодным и разносторонним бизнес-проектом, а в случае настоящей реинтеграции этот проект просто закроется.

Кто же объединит берега Днестра?

Представим себе ситуацию, что Влада Плахотнюка удалось отодвинуть от власти, и что и правительство Молдовы, сформированное новым парламентом, где ПСРМ стала частью правящей коалиции, а также президент, в настоящее время – Игорь Додон, начнут дружно работать на реальное объединение.

Очевидно, что побудить Тирасполь к выходу из нынешней зоны комфорта можно одним только способом: увязать таможенные разрешения на экспорт  и импорт, прежде всего, ввозимого сырья и вывозимой продукции крупных предприятий, в частности, ММЗ и МолдГРЭС, а также предприятий, принадлежащих “Шерифу”, с политическим сближением. Да, такая увязка невыгодна олигархам – но только она способна реально подтолкнуть ПМР к возвращению в Молдову, и это отвечает интересам простых граждан.

Реакция Тирасполя, где любая оппозиция “Шерифу” может быть подавлена безо всякой оглядки на демократию, тем более, что регион сильно обезлюдел и постарел, и жестко протестовать там  особенно и некому, выглядит довольно предсказуемой: попытка разорвать уже имеющиеся договорённости, крики об очередной “блокаде” и о “выборе” раз и навсегда сделанном приднестровским народом.  и т.д.  И здесь очень многое будет зависеть от поддержки внешних по отношению к ситуации игроков.  В первую очередь России.

Несмотря на стремление “Шерифа” “делать бизнес вне политики”, Приднестровье полностью зависимо от России. И, если Россия по-настоящему поддержит возврат Приднестровья в Молдову, он произойдет.  Хотя Россия тоже неоднородна – в Кремле много башен, да и не только кремлевские башни влияют на ситуацию. В России тоже есть силы имеющие долю от приднестровских схем. И не только приднестровских – коррупции там достаточно. Однако с ней начали вести борьбу, участившиеся в последнее время аресты высокопоставленных чиновников говорят о начале большой чистки в верхах. А это значит, что есть надежда на то, что в отношении приднестровского вопроса в России возобладают российские государственные интересы.

Что получит Россия в случае объединения Приднестровья и Молдовы? Во-первых, скинет с себя груз в виде постоянных дотаций ПМР. Во-вторых, что гораздо важнее, Россия выступит в роли успешного миротворца, сумевшего поставить  точку в конфликте, длившемся почти три десятилетия.  Европейские политики, выступающие за отмену антироссийских санкций, получат прекрасный аргумент в пользу своей точки зрения.  Более того, этот аргумент может стать решающим: ситуация вокруг санкций колеблется, в Германии и Франции сформировалась устойчивая межпартийная группа политиков, считающая их бесполезными  и не видящая причин отказываться от выгодного экономического сотрудничества с российскими партнерами. К тому же Россия является не только экспортёром газа и нефти, она также крупный рынок сбыта самой разнообразной продукции, который из-за санкций для Европы также закрыт.

А выгодна ли реинтеграция Приднестровья Молдове? Начнем с того, что Приднестровье – тоже Молдова. Совершенно естественно, если в Приднестровье будут выплачивать пенсии и социальные пособия на общемолдавских основаниях.  К тому же эти дополнительные расходы будут многократно перекрыты закрытием потока контрабанды, пополняющего сегодня карманы олигархов за счет прямого ущерба бюджету Молдовы.

Определенную тревогу может вызывать риск обострения геополитического конфликта в нашем обществе – все-таки около 50% населения Молдовы выбрало европейский курс развития. Пусть с учетом населения Приднестровья их будет даже 40% – все равно это немало.

Но эти опасения сильно преувеличены, а конфликт “между двумя векторами развития”, как я уже писал, раздувается олигархами в своих интересах. В действительности и России и ЕС, выгодно было бы видеть Молдову в виде экономического “моста между Западом и Востоком”. К примеру, поскольку, санкции в один день в любом случае сняты не будут, страна торгующая и с ЕС, и с Россией, и проводящая банковские операции, как с российскими, так и с европейскими банками, могла бы стать и товарным и финансовым мостом к обоюдной выгоде всех, кто считает торговлю более выгодной, чем конфронтацию, и к немалой выгоде для себя.  Экономические же перспективы для Молдовы в таком качестве просто огромны.

Однако первым шагом к объединению двух берегов должно стать отстранение от власти Влада Плахотнюка и его команды, занявшей слишком уж комфортную и доходную позицию  “частичного регулятора” конфликта – без его окончательного урегулирования.

 

БЛОГ Николая Андреева

Точка зрения, выраженная в этой статье, отражает мнение автора и не обязательно совпадает с точкой зрения новостного портала BASARABIA.MD

 

Răspândește știrea!

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green