Молдавский лей: Сегодня и завтра

Почему молдавский лей так внезапно укрепился, а цены остались на том же уровне? А если учесть, что значительная часть населения живет за счет переводов из за рубежа, то налицо откровенный грабеж. Какой будет ситуация на валютном рынке Молдовы в ближайшем будущем? 

На эти вопросы мы попросили ответить эксперта-экономиста Михаила Пойсика.

- Сказать, что цены остались на том же уровне, это большое заблуждение. Да, в целом индекс потребительских цен в июле 2018 года к июлю предыдущего составил 3%. Но это средняя температура по больнице. Так как, например, за этот же период фрукты подорожали на 8%, а в июле 2017 к июлю 2016 – на 14,6%. То есть за два года на 23,8%. А вот овощи взлетели соответственно на 28,2% и 29,5% или на 66%! И это в регионе, который когда-то был образцом в организации производства плодоовощной продукции?

Парадоксально и то, что всё это происходит при значительном укреплении молдавского лея по отношению к другим иностранным валютам, прежде всего к американскому доллару. Если в 2016 году доллар ещё оценивался в среднем по 19,9238 лея, то уже в 2017-м его среднегодовой курс упал до отметки в 18,4902 лея, подешевев на 7,2%. И в текущем году национальная валюта продолжает дорожать, опустившись за отметку ниже 17 леев за доллар.

Разумеется, это должно было бы привести к снижению цен на импортируемую продукцию, которой в прошлом году ввезли на $4831,4 млн. За первое полугодие нынешнего года импорт вырос ещё на 25,4%! И что бы произошло в стране с розничными ценами и тарифами, если бы не хроническое обесценивание иностранной валюты?

Понятно, что форсирование укрепления лея не может продолжаться бесконечно. Да и то, за счёт чего это достигается, и так уже вогнало национальную экономику в системный кризис.

Прежде всего это относится к удушающему нормативу для коммерческих банков в части обязательного резервирования по привлечённым средствам в молдавских леях на уровне 40%. Да, банки в основном работают на чужих деньгах. Поэтому их банкротство – это не только безвозвратные потери для владельцев-акционеров, но и обрушение целых секторов экономики, которые данные банки обслуживали. И чтобы обеспечить адекватный уровень стабильности банковского сектора, им, согласно общемировой практике, предписывается закладывать в резервы не менее 8-10% от привлечённых депозитов, кредитов и других заёмных средств. А тут в 4-5 раз больше! В итоге огромные суммы денежных средств оказались замороженными на счетах НБМ, которые не только не работают на экономику страны, но по ним ещё и выплачиваются проценты. А это уже не косвенные, а прямые потери для нашего государства.

В 2008 году, когда Молдова попала под очередной мировой финансовый кризис и лей начал резко обесцениваться, прежнее руководство НБМ подняло норму резервирования до 22%. И это была адекватная мера. Но тогдашняя оппозиция, а ныне действующая власть, истерично заявляла, что Леонид Талмач, в то время глава НБМ, обескровил национальную экономику. А сегодня этот показатель составляет 40%!

Как известно, при избытке денежной массы лей обесценивается, продуцируя рост инфляции. Если же ситуация обратная, то лей укрепляется, а за ним снижается и уровень инфляции, который даже может трансформироваться в дефляцию, при которой цены и тарифы начинают уменьшаться. Но не при нынешних разрушительных процессах в экономике Молдовы. В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию: денежная масса стерилизуется, однако цены по-прежнему неумолимо рвутся вверх.

Как следствие деструктивных действий всех структур власти в последние годы запущены механизмы по сворачиванию кредитования национальной экономики. Так, на конец 2013 года, как информирует НБМ, коммерческими банками было выдано кредитов в национальной и иностранной валюте на 41,2 млрд леев, в 2014-м – на 40,8 млрд, в 2015-м – на 38,2 млрд, в 2016-м – на 34,8 млрд, а на 31 декабря 2017 года оставалось лишь 33,5 млрд леев. Как видно из приведённых цифр, за четыре года падение достигло 18,7%. А ведь за это время произошло и кардинальное снижение покупательной способности лея. Поэтому реальная стоимость нынешних кредитов сократилась более чем на треть. И это один из основных признаков обострения системного кризиса в Молдове.

Надо полагать, что после парламентских выборов нормы резервирования для коммерческих банков непременно будут снижать и, поэтому лей начнёт обесцениваться.

Какими темпами? Это будет зависеть от алчности тех, кто будет рулить валютными спекуляциями.

Răspândește știrea!

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green