РАССЛЕДОВАНИЕ: Проклятые мансарды (ВИДЕО)

Первые мансарды появились в Кишиневе более 8 лет назад. С тех пор скандалы между недовольными измученными жильцами, коррумпированной местной администрацией и безалаберными строительными фирмами не утихают. А ведь как все начиналось…

Идея мансардного строительства было воспринята в Молдове как некое ноу-хау. Власти рассчитывали убить сразу несколько зайцев: решить проблему протекающих крыш старых хрущевок и общежитий малосемеек; обновить морально устаревшие пятиэтажные дома, избегая капитального ремонта и выселения жильцов; при этом не тратится, а выгодно даже заработать, потому как строительство и ремонт дома финансирует застройщик. Как бонус, на рынке недвижимости должно было появится этакое дешевое жилье для среднего класса. В общем, идея была здравая.  Однако, поскольку мы живем в Молдове, изначально нормальный проект очень быстро превратился в крупномасштабный лохотрон.

Все подробности смотрите выше в видеосюжете „Поклятые мансарды”

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“Должны были быть реабилитированы инженерные сооружения, сети, имеется в виду все сети в домах, которые предусмотрены до 5 этажей и площадь общего назначения: фасады, подвалы, лестницы. К сожалению, в Республики Молдова очень укоренилась советская привычка, которая гласит: хочется как лучше, но получается как всегда. Так называемый умные мальчики быстро сообразили, что земля в городе стоит дорого, а крыши домов ничего не стоят. И в конечном итоге пошел незаконный бизнес. Все принципы заложенные в концепции нарушены, нарушены все технические нормы и правила. Как всегда, по-молдавски плюнули на все это и начали строить не по-молдавски, потому что в советское время молдавские строители славились как одни из лучших в Советском Союзе, но начали строить как при диком капитализме, что попало и откуда попало”.

Иван Карпов, главный архитектор Кишинева:

“Как идея, строительство мансард была по мне хорошая. Просто все пошло куда то влево, потому что люди ее восприняли совсем по-другому. Чем больше квадратных метров дешевого жилья из наиболее дешевых материалов, тем больше людей суется в агломерацию”. 

Скандалы вокруг мансард множились из дня в день. Покупатели жилья в прессе в один голос кричали о некачественных работах, о мошенничестве фирм однодневок и о невозместимом ущербе жильцам последних этажей, над головами которых образовались форменные стройплощадки. Но при этом администрация на все нарушения закрывала глаза, а конвейер выдачи авторизаций работал непрерывно и без сбоев.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“В конечном итоге восторжествовала коррупция. На каком уровне? На уровне заключения договоров в Управлении Жилично-Коммунальное Хозяйство. На уровне Управления Архитектуры, Урбанистики и Земельных Отношений. С момента заключения договора о получении крыши на строительство, другой процесс – получение подписей, согласие граждан, который тоже являлся одним из важных элементов такого коррупционного продукта, до подписания документов по выдачи авторизаций и нормативных документов разрешающего характера”.

В этом доме по улице Алба Юлия 4 полтора года назад обрушилась крыша мансарды. Обломки листов оцинкованного железа, которые упали во двор, повредили пристройку одного из жильцов и машину другого. Из-за дождей пострадали квартиры жильцов 5-то этажа, вынужденных жить буквально «под открытым небом». Ущерб, однако, никто так и не возместил.

С тех пор крышу починили, стены возвели, но вот уже около 4 лет как строятся эти мансарды, но конца так и не видно. 

Виктор Лаврик, Председатель ассоциации жильцов, Алба Юлия 4:

“Авария случилась, когда была сделана временная крыша. Чтобы могли работать внутри в зимний период и осенью, когда дождливо, они сделали временную деревянную крышу и покрыли ее металлическими листами. Своего рода металлочерепицу. Что-то подобное было использовано. Шел снег, и дождь и образовалась наледь. И под тяжестью льда и снега крыша упала. Были случаи протечек. Но, согласно контракта и взятым на себя обязанностям, они сделают ремонт всем в доме. Это прописано в контракте. Работы задерживаются, потому что они обещали, что у них есть деньги. А оказалось, что у них не совсем есть деньги. Строительство же идет 3 с лишним года. Объект уже должен был быть сдан в эксплуатацию”.

На сегодняшний день в Кишиневе, около 25 домов, где было начато мансардное строительство. Но, по разным причинам, сразу же заброшено. Крыши полностью открыты, работы не ведутся уже долгие годы и один лишь Бог знает, в каких условиях вынуждены существовать люди. Один из таких домов – общежитие по улице Константин Брынкушь 148.

Сергей Королецки, жилец 5 этажа, Константин Брынкушь 148:

“Там все открыто. Давно льет дождь… Уф, мучаемся почти год. Лежат контракты, подписанные ими, этими ворами, кто тут еще был. Когда на ту половину заливает, сюда тоже попадает. Я купил, сверху закрыл. Взял баллон рубероида и закрыл себе. Рулон покупал за 300 леев. Каждый сделал, как захотел, чтобы не сидеть в квартире с тазами. А про компанию ничего не слышно. Ее даже нет. Сказали, что они уехали отсюда. Их нет в Молдове. Только за две квартиры не уплачено, а остальные деньги у них. 75% денег в кармане у этих воров. А люди тем временем снимают жилье. Приходят и спрашивают: когда. Судятся, подали в суд, но… не думаю”.

Застройщик этой брошенной мансарды всем известная компания с сомнительной репутацией, “NEOMANSARDE”, принадлежавшая до недавнего времени одному из нынешних кандидатов в мэры Кишинева Марчелу Дарие.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“Марчел Дарие успел прибрать к рукам и подписать свыше 18 контрактов и оставил с надутой губой, без денег и без завершенных квартир этакий борец за справедливость и за нужды народа свыше 1300 человек. Надо учесть, что из 18 мансард, которые были начаты только 2 или 3 имеют шанс быть заселенными. Остальные находятся в процессе там 5-10-15 процентов. Во всех случаях мы всегда писали обращения в прокуратуру. Он ее быстро продал, скорее всего переписал на одну из его бывших работниц, а там открыты уголовные дела. И ко мне пришел ответ, что мне не могут предоставлять документы о ситуации на базе обращений граждан которые требуют разъяснений, так как 11.03.2015 все документы этой фирмы как с примарии так и с фирмы были полицией изъяты в рамках уголовного дела”.

Иван Карпов, главный архитектор Кишинева:

„Мы с фирмой «NEOMANSARDE» имеем очень много проблем. А именно в области, что не были соблюдены, к сожалению, положения контракта. У людей взяли деньги, очень многие заплатили почти 100%. Теперь по распоряжению г-на примара, претура Буюкань ищет варианты и возможности принять объекты и передать их другим предпринимателям, которые смогут довести их строительство до конца. Остается вопрос лишь вопрос финансирования этого строительства”.

Лишь разразившаяся трагедия заставила местные власти обратить внимание на возникшие проблемы. Решение, как обычно, было принято по-молдавски. Не заморачиваясь на поиск виновных и не пытаясь добиться от застройщиков более качественного выполнения их обязательств, в 2013 местные власти Кишинева решили на время прикрыть лавочку. Очевидно, с расчетом вернуться к доходному делу, после того, как шум уляжется.

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“С мансардой время покажет, пока закончатся судебные процессы у всех”.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“Мы приостановили, но попытки всегда будут, потому что коррупционеры всегда будут пытаться зарабатывать дешевые деньги на подписях. Пока разберутся, авось проскочат”. 

Хотя с 2013 года выдача авторизаций и вроде бы официально приостановлена, разрешительные документы все-таки выдаются. Казалось бы, такого просто не может быть! Ан нет, распоряжение самого генпримара Киртоакэ. Он единолично решает, кому и что выдавать, в обход Управления Архитектуры.

Иван Карпов, главный архитектор Кишинева:

“С момента аварии и распоряжения г-на вице – примара, у нас практически есть 2 реальных заявления именно по мансардам. Одно Bend Grup вместе с управляющим дома. Это пятиэтажное общежитие на улице Буребиста 66/2. Сейчас они получили сертификат урбанизма. И другое заявление на улицу Куза Водэ 3, тоже семейное общежитие. Сертификат урбанизма уже разработан, он подписан и отдан примару еще в ноябре 2014 года. Там у нас фирма Cab Club вместе с управляющим”.

Громкий скандал, потрясший весь порочный круг коррупции мансардного бизнеса,  разразился после трагического пожара. В прошлом году полностью выгорел мансардный этаж в секторе Ботанике, в результате которого 28 семей остались без крова, имущества и документов.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“Вот тот пожар, который был на Индепенденцей показал, что никаких технических норм и правил не было соблюдено. Полностью вытащил наружу всю эту структуру, всю эту составляющую  коррумпированную со всех институтов и проверяющих органов. Не только местная публичная администрация, но и на государственном уровне, децентрализованные институты как Санэпид, пожарные и тому подобные. Значит, уровень способности институтов власти предотвращать нелегальные действия нулевая”.

Виновником пожара был застройщик, который слепил мансарду, что называется, из клея и бумаги. При строительстве использовались не то что некачественные, а запрещенные материалы. Так что по идее, застройщик, как минимум, и должен был возмещать ущерб пострадавшим жильцам и реконструировать мансарды. Но это обязательство почему то взяла на себя кишиневская примария, выделив из муниципального бюджета более 10 миллионов леев только на строительные работы. А еще компенсации жильцам сгоревших мансард, оплата съемных квартир для них, компенсации на ремонт жильцам 5 и 4 этажей, затопленных пожарными при тушении. Отчего же такая невиданная щедрость обычно весьма прижимистой примарии?

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“Прокурор провел беседы с экономическим агентом. На сколько мне известно, претура сектора и примария проводила беседы с экономическим агентом. Примария не должна была выделить деньги, но это жители муниципия Кишинев и нужно было как-то… не знаю, как сказать. И совет выделил, примар не был против. Там довольно большая сумма. Итого выйдет более 10 миллионов леев”.

Жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Примар не то что защищал застройщика мансард, он уходил. Он уходил от ответа, вот так как змея. Ему задают вопрос, он уходит очень плавно и аккуратно”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

” – Мы хотели взять и подать в суд, на что он нам сказал что не надо, мы вам поможем, мы все сделаем.
– То есть получается практически он прикрывал строительную кампанию…
– Это же было специально сделано. Наверно кто-то заинтересован был в этом. Просто так это ни делалась”.

Иван Карпов, главный архитектор Кишинева:

“Было что-то подано против них? Они были какими-то методами привлечены к ответственности? Не знаю. У нас нет такой информации”.

Что интересно, с документами застройщика, компании STIL CASA, было все в порядке. По крайней мере, так нам сказали в Управлении Архитектуры.

Иван Карпов, главный архитектор Кишинева:

“Все документы и процедуры были соблюдены. Я думаю, там ошибка в том, что были использованы не сертифицированные для подобных конструкций материалы. Тут нужно искать проблему”.

В Госинспекции строительства же всю вину перевели на застройщика, лишь бы не признать, что именно они подписали акт сдачи- приемки в эксплуатацию, А значит, должны отвечать за последствия.

Антон Барбалат, начальник управления, Государственная инспекция в строительстве:

“– Как так, вы получили в эксплуатацию дом, который не был построен соответствующим образом?
– Я там был на второй день после аварии и знаю, что было. У них половина крыши как этаж, правильно сделан, выше осталось пространство. Там с чердака был сделан выход, люк, они вышли туда и жарили шашлыки. Я нашел там не только бумаги, дрова, уголь, а все что хочешь”.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“То что почему прикрывают компанию это уже понятно. Это коррупционная составляющая, за это платят деньги чтобы закрыли глаза и подписывали. Но людей оставлять под открытом небом нельзя, потому что люди невиноваты, что кто-то взял на лапу деньги и подписал бумаги, что все хорошо. И вот мы несем ответственность, все. Имею в виду местную администрацию, потому что принимает в эксплуатацию местная администрация Кишинева. А вот верю ли я в способность что мы сможем вернуть эти деньги, это второй вопрос. Я не верю. Потому что как обычно исчезают не просто десятки миллионов леев, а у нас уже исчезают миллиарды евро, так что здесь мы такие искусственники исчезновения публичной собственности”.

Однако и эти деньги жильцам пришлось выбивать, устраивая акции протеста, скандаля в примарии и претуре, жалуясь и кляузничая во всевозможные инстанции.

Мария, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Компенсацию нам дали спустя 7 месяцев. После массовых протестов. 20 декабря. Мы были в судах, в примарии, в претуре. Везде ходили, уже не знали куда нам еще обратится”.

Жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Получили крышу. Это все, что мы получили от Киртоакэ. Крышу получили в январе. А мы к нему ходили с июня, потому что изначально не начинались работы по очищению. Крыша трудно чистилась от того, что сгорело. И потом, не было проекта. У них не было проекта, чтобы начать строительство. В период, когда чистилась крыша, они не сделали проект, сидели и ждали. Говорили, что сделали один, но он не был нормальным, то есть у них что-то не выходило. Должны были сделать более дешевый проект, очень дорогой был, насколько я понял. Мы 2 месяца лета ждали проекта. 2 месяца. А на нас лил дождь”.

Жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Они нам дали как кость, понимаете? На, вот только закрой рот. И все. Типа они что-то сделали. И то, когда они дали? Сколько времени прошло? Сколько мы ходили, мы получили только 20 декабря. А ходили мы целое лето. Мы ходили как будто что-то выбивали, как будто в карман Киртоакэ залезли и оттуда тянули эти деньги. Больше всего обижает то, что мол типа «Вам дали, чего вы еще хотите?» А что дали? Что я могу сделать на 16 тысяч?”

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Когда мы все говорили, делали конференции, в претуре, мы просили  всех, вицепретора, претора помочь, как-то по быстрее решать эти вопросы, они все время отвечали: «А что мы можем сделать?» Так для чего тогда существуют органы , для чего вообще нужен претор? Для чего нужен примар? Для чего они нужны? Просто так для галочки? Или просто воровать больше денег?”

В итоге пострадавших кинули на бабки, пообещав одну сумму и выдав на руки совсем другую, гораздо меньшую.

Екатерина Григорян, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Изначально мне сказали, что будет возвращено 53 тысячи за наш метраж. А, в конце концов, возвратили только по 40 тысяч. А 13 тыс… Пока попадешь к Богу, съедят святые”. 

Мария, жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Нам закрыли глаза. Сказали, что за каждый квадратный метр дадут по 1550 леев. В итоге, дали кому по 700, кому по 600, кому по 800. Такой суммой нам закрыли глаза. С остальными деньгами что было сделано… огромные деньги были отданы 5 и 4 этажам, которые сильнее пострадали. А шестые  этажи они разделили по всей Ботанике, по всему району разделили те деньги”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажа, Индепенденцей 10/2:

“Компенсации которые нам выдали, они вообще не хватают. Ну как можно на 16 тысяч которые я получила поменять проводку, сделать ремонт, купить технику, поменять 3 двери и еще и мебель? Это все просто вранье”.

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“Расходный лист был составлен таким образом, из расчета, что работы будут вестись экономическими агентами. Жильцы попросили, чтобы деньги получили на руки. Чтобы они сами сделали ремонт, а не посредством экономического агента. Были изъяты некоторые проценты, которые уплачиваются, в случае если работы проводит экономический агент. Была изъята, я думаю, десятая часть из того, что было предусмотрено протоколом. Но не были изъяты материалы и стоимость работ. Были изъяты проценты, которые уплачивает экономический агент как налог государству, к примеру”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Лично я задала вопрос и спросила: господин Киртоакэ, скажите, пожалуйста, с нас будет сниматься какой-то налог и все такое. На что он сказал – нет. И сейчас получается что с каждого квадратного метра снято 405 лей. Куда они ушли? Нам сказали налог. Это же помощь. Как можно с помощи сниматься налог. Везде кругом обман. Ни знаешь к кому пойти и куда уже”.

Глава Кишиневского ЖЭК-а настаивает на том, чтобы жильцы, получившие компенсации на ремонт, поскорее взялись за дело. Вроде бы он боится, что деньги пойдут не по назначению. Господин Гонтя, а вы бы сами взялись делать ремонт на последнем этаже с еще недостроенной мансардой?

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“– То, чего мы боимся, что не были выполнены ремонтные работы. Мы должны были просить, чтобы данные деньги были закрыты выполненными работами.
– Да, но они не могут начать работы, пока не закончены работы по мансарде, потому что трескаются стены, потолок…
– Нет, одно с другим не имеет ничего общего. Мы выполнили обязательства. Было бы хорошо, пока хорошая погода, чтобы и жильцы выполняли ремонтные работы в своих квартирах”.

Екатерина Григорян, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Мы пока не начали ремонт. Мы ждем, пока сделают мансарду и только потом. Если они стучат, зря делаешь потолок, этот ремонт. Он снова ломается”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Я считаю, что ремонт бесполезно делать, пока не закончится полностью стройка. Они там забивают… Трещины и без этого будут идти. Потому что после зимы дом сырой, он начнет сохнуть. То, что начинает сохнуть, появляются трещины. За счет трещин начинает все сыпется. Сама не строитель, но хорошо это понимаю. Это бессмысленно, потому что ты просто гробишь опять-таки нервы, здоровье, деньги просто не на что. Есть люди которые начали, есть соседка которая сделала, но бессмысленно”. 

Более того, до сих пор жильцы сгоревшей мансарды так и не получили обещанной компенсации на тепло. А ведь прошлой зимой они мерзли не по-детски. Счета фактуры же пришли, как обычно.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Нам сказали, что мы получим компенсации за отопление, но сумма в квитанции пришла как обычно. У нас есть неоплаченные счета. Надеемся, что нам дадут все-таки компенсацию, но вижу, что никто не занимается этой проблемой. Когда говоришь им об этом – они, мол, чего вы еще хотите. То есть нам дали эту компенсацию, чтобы мы закрыли рот. Не с кем разговаривать”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Мы хотим чтобы нам кто-то помог в решении этой проблемы. Вообще, как-то по другому отнеся. А не чисто вот так вот взять косточку как собачке, заткнуть ей рот на какое-то время пока она наелась. Но потом она опять захочет кушать. А у нас что?”

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“Деньги получили все жильцы. Они попросили, мы дали”.

Виктор Гурэу, муниципальный советник:

“Получили ли люди компенсацию? В феврале, в марте у меня еще были звонки что не получили. И не в том объеме который был обещан. По этому мы держим на контроле с этими людьми и будем настаивать на то чтобы людям заплатили все до копеечки, потому что они не виноваты что кто-то там решил построить мансарду, кто-то подписал некачественный продукт и получилось то что получилось”.

В этом крыле большинство жильцов пятого этажа съехали. Их квартиры просто непригодны для нормального человеческого существования. Сырость и вызванная ей плесень в любой момент может превратить эти помещения в очаг заражения туберкулезом. Здесь остались только те, кому просто некуда идти.

Екатерина Григорян, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Нас тут осталось 3 семьи. Остальные уехали. Условия? Вот эти условия… Как и в начале, когда произошел пожар, так и дальше жили. В плесени и в воде. После пожара стены, конечно же, почернели, но я вытирала плесень белизной, анти – плесенью, если мы тут живем. Даже штукатурка отваливается… Тут сгорела проводка. После пожара, 3 дня без света жили, полгода без газа”.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“– Сейчас пыль, плесень есть?
– Все есть. Полный пакет в доме. Все, что хочешь.
– Можешь показать?
– Не могу, потому что я сам, когда захожу в дом, пугаюсь”.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Я была вынуждена жить с открытым окном и дверью, когда видел, что солнечно, потому что мы постоянно жили с отбеливателем в руках, брызгали стены и вытирали плесень. У нас постоянная плесень”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Здесь может появится туберкулез. Камеры не могли даже снимать здесь от сырости. Конденсат шел. Кому об этом говорить, кому жаловаться мы не знаем. Мы уже не знаем куда бегать, какие пороги отбивать”.

Дальше – больше. На головы и без того пострадавших и измученных жильцов обрушилась новая напасть. На этот раз – воры. Из квартир начали пропадать оставшиеся вещи и техника. А полиция, как всегда, лишь в бессилии разводила руками.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Мы поднимались на крышу, собирали воду. У нас по этажу ходили мародеры. Исчез холодильник, телевизор. На днях у соседа что-то украли. Тут еще ходят ребятки и делают свое дело. Люди делают ремонт, и все вынесли в коридор. А эти поймали момент и… «здрасти»!” 

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Я не знаю, наше общежитие или оккупировано ворами или непонятно что происходит. У нас на разных этажах кражи за кражами происходит. Полиция говорит: сами себя обороняйте. Ставьте двери или еще что-то такое. То есть мы не застрахованы уже ни от чего”.

Люди даже боятся говорить о своих проблемах. Вдруг отберут компенсации? В итоге, никто так и не подал на застройщика в суд. Где он, что он, как он – никто не знает. В примарии стараются не ворошить эту историю, дабы не всплыло попутно еще много чего другого…

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Мы рады, что у нас хотя бы есть крыша. Мы боролись, и она у нас есть. С середины января есть крыша. А до января много подметали и собирали воду тазами”.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Вижу, как только дали компенсацию, все тут же успокоились, но многие еще не довольны. Я сам же не пойду создавать шумиху. Не знаю почему не было наказано лицо, которое строило мансарду. Не слышал ни про уголовное дело, ничего. Почему? Понятия не имею. Если было построено не качественно, если там все погнулось после аварии. Там было большое пламя. И вижу, все молчат. Тут многие делают деньги. Рты закрываются деньгами”.

Екатерина Григорян, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“– О Плэмэдялэ, директоре компании, которая строила мансарду, слышали что-то, где он, что делает, что с его жизнью?
– Никто не знает, где он находится. Никто не может его найти.
– Он должен был проводить ремонт.
– А он не пойми где. Сидит сейчас и смеется”.

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“До сих пор не знаем что здесь произошло. Пожар или подожгли специально или замыкание. Мы не знаем. Почему никто не ответил за это? Никто. Вот был пожар и никто не ответил. Было и все. Как будто здесь ничего не произошло. А мы вот целый год, считайте, мучаемся. Год прошел”.

Мария, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“– Что случилось с директором компании, которая строила, знаете?
– Не знаем о нем. Не могу вам помочь. Не было открыто никакого дела, хотя мы подавали, писали, ходили, а все осталось так же”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Следователь, который занимался этим делом… Я была там. Дело было открыто, но потом его закрыли. Оно передано в прокуратуру. В архив. Я хочу взять копию, чтобы подать в суд”.

По словам пострадавших жильцов Дорин Киртоакэ (пока еще генпримар Кишинева) их упреки решительно отвел. По его словам, их беды малозначимы по сравнению с масштабом последствий военного конфликта на Украине. А ведь еще совсем недавно Киртоакэ в присутствии СМИ щедро обещал погорельцам, что возьмет мансарду под свой личный контроль. Видимо, такое отношение и означает личный контроль примара. 

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“И знаете что больше всего убивает именно в примаре, то что он говорит: «Ой, на Украине города сгорают, понимаете, люди гибнут, а вы говорите пожар»”.

Мария, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Я говорила с ним, он сказал так: «У меня денег нет, ничем не могу вам помочь. Не видите, что происходит на Украине? Там столько теряется, а тут ой, ой, ой. 2-3 квартиры затопило и уже столько шума». Я поняла, что он не собирается нам помогать”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Почему вот такое сравнение? Почему такое отношение? Вообще, я считаю что мы для него не люди, мы паразиты какие-то. То есть, которые итак наказаны всеми, с тем как люди живут, и он еще больше их топчет…”

Жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“– Он дал слово, что позаботится о том, чтобы мансарда была построена вовремя, но этого не случилось.
– Когда должно было быть закончено строительство?
– Если я не ошибаюсь, изначально в сентябре, потом в октябре, ноябре и вот уже май”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Когда Киртоакэ нам сказал что у него отец там, и мол у него крыша год чуть ли не льет и все такое, я сказала: не смешите. Вы примар, не может быть такого чтобы допустили так чтобы вашего отца заливала вода тонами. Он делал сравнение, что мол отец старый и мол типа и ничего страшного его год заливало, а вы здесь подымаете суматоху. Это смешно было. Взрослый человек, вроде примар, а такие вещи говорит”.

Работы по реконструкции мансарды в разгаре. После очередного скандала затапливаемых на всех этажах жильцов в начали зимы новый застройщик таки поставил крышу. Больше не течет в квартирах, и слава Богу. Вот только после этого работы были снова приостановлены почти на полгода и возобновились только пару недель назад. Дожидались очередного транша от примарии. Которой, видимо, трудно было расставаться с такой прорвой денег. На этот раз дешевый гипсокартон заменили более прочными материалами. Еще бы, власти решили лучше лишний раз потратится, чем снова наступить на одни и те же грабли.

Строители:

“– Мы неделю тут работаем. Мы ничего не знаем. 
– С крышей уже нет проблем?
– Нет, крыша уже сделана.
– Много времени осталось, пока закончите работы?
– Все, все не могу сказать.
– Примерно полгода?
– Эй, полгода… Ты смеешься или что? Быстрее конечно. Закончим с перегородками и начнем делать фасад. Сейчас придет прораб. Ждите прораба. Дайте людям спокойно работать”.

Недовольные приходом съемочной группы BASARABIA.MD строители вызвали прораба. Вместо него, однако, на стройплощадке появилась председатель Ассоциации жильцов. Журналисты возликовали! Казалось бы, вот скоро мы узнаем, что да как с этой мансардой, ведь пришел человек, который, по идее, представляет интересы пострадавших жильцов. Однако не тут то было. Комендантша при виде камеры тут же начала скандалить, убегать и скрываться.

Людмила Тофан, председатель ассоциации жильцевИндепенденцей 10/2:

“– Нет, я не буду с вами разговаривать.
– Вы же председатель ассоциации… почему вы не хотите?
– Что вы за мной ходите, я спрашиваю?
– Мы хотим поговорить с вами.
– Не надо меня снимать. Я вам сказала. Я вас очень прошу, ну почему вы сейчас сзади меня, ходите за мной, я информацию вам никакой не буду давать. Вы сами видите. Что хотите, то говорите”.

После длительной игры в прятки, в итоге, нашей съемочной группе таки удалось встретиться с неуловимым председателем Ассоциации жильцов. Правда, съемки пришлось вести скрытой камерой.

Людмила Тофан, председатель ассоциации жильцевИндепенденцей 10/2:

“– Стил Каса. Пламадяла Юрий. Его нет.
– А не он же должен был все реконструировать после пожара?
– Он должен, а где он? Его нету. Дело в том что он смылся, его нет. Люди страдают. Плюс к этому, он накинул это все что я виновата. У нас не было никакого тендера, у нас не было ничего. Что нам дали, с тем мы и работаем. 
– Примария уже все средства дополнительные выделила или только часть?
– Нет, часть. Какую-то часть из второй половины выделила. Вот неделю назад отправили, сейчас уже вторую неделю.
– И по этому столько задержались работы до сих пор?
– Да, потому что не было денег. Не с чем было работать. Крыша уже накрыта, вот сами видите. Уже идут строительные работы на этаже.
– А до этого как было?
– Как? Гипсокартоновые стены были. Потолок был вообще ватный”.

Управление жилищно-коммунального хозяйства обещает, что мансарда будет полностью достроена уже к осени. Обещаниями, однако, уже все сыти. Тем более, что поводов им доверять, уже нет.

Петр Гонтя, директор Главного управления жилищно-коммунального хозяйства:

“Экономический агент обещал, что к началу холодного сезона все работы будут закончены. Места общественного пользования будут отремонтированы примарией, то есть нами”.

Анна Гэинэ, жилец 5-го этажаИндепенденцей 10/2:

“Мы как-то задавали вопрос: вот что будет с фасадом, с нашими коридорами, с нашими лестничными площадками и лестницей. На что нам сказали: вы скажите спасибо, чтобы вам сделали крышу. И чтоб людям построили, а это… То есть, нам дали понять что этого не будет. Чтобы мы своими силами”.

Многообещаюий некогда проект мансардного строительства превратился для многих жителей нашего города в настоящее проклятие. Так кто же из воротил мансардного бизнеса должен ответить за все преступления, совершенные по отношению многострадальных кишиневцев, вынужденных годами терпеть строительную площадку у себя над головами. Какова сегодняшняя судьба мансард из муниципального проекта Первый Дом? Чего ожидать жильцам, вынужденным существовать под сенью брошенных долгостроев? Кто может им помочь? Об этом вы узнаете из второй части нашего расследования «Проклятые Мансарды». Не пропустите следующий выпуск расследований BASARABIA.MD

Răspândește știrea!

2 Comentarii

  1. Vieru Dumitru at |

    Operator PC
    Lucru la computer.
    Cerințe:
    - Responsabilitate
    - Acuratețe
    - Punctualitate
    - Disciplină
    Pentru detalii scrieți la adresa vier.dumitru@gmail.com

    Reply
  2. Татьяна at |

    где можно посмотреть вторую часть вашего расследования «Проклятые Мансарды» ?

    Reply

Comentează

Question   Razz  Sad   Evil  Exclaim  Smile  Redface  Biggrin  Surprised  Eek   Confused   Cool  LOL   Mad   Twisted  Rolleyes   Wink  Idea  Arrow  Neutral  Cry   Mr. Green